В нескольких метрах от Красной площади, на сцене концертного зала гостиницы "Россия" французская труппа "Стармании" с 20 по 22 апреля дала пять представлений рок-оперы Мишеля Берже и Люка Пламондона. Ещё пять представлений прошли в Ленинграде с 25 по 28 апреля.

"Стармания" – это третий зарубежный мюзикл после "Sophisticated Lady" и "Cats", показанный в Советском Союзе. Этому предшествовал целый год переговоров французских продюсеров, московских организаторов и единственной в Москве студией грамзаписи ("Мелодия"), которая выпустила пятьдесят тысяч пластинок двойного альбома "Стармании". 3.000 мест концертного зала "Россия" были забронированы за месяц до представления благодаря видео-клипу "Quand on arrive en ville", который регулярно транслировался советским телевидением. Цена билета – 10 рублей (средняя зарплата москвичей – 200 рублей). Французские продюсеры должны были получить за каждое представление 10 000 рублей, которые, однако, было невозможно поменять на другую валюту или положить на счёт. В качестве компенсации советские организаторы послали во Францию контейнеры для перевозки декораций, материалов, освещения и необходимой техники, а также оплатили все расходы и авиаперелёт для всей труппы, включая технический персонал. Фонды поддержки варьете и джаза и фонд музыкального развития спонсировали операцию. Тем не менее, это не покрыло полностью убытков французской стороны (450.000 франков - часть заработной платы и социальных выплат).

Удивлённые, затем тронутые и заинтересованные кратким переводом сюжета в программках, москвичи следили за развитием событий в дегуманизированном городе Монополис, за главными героями, их желаниями, жаждой признания и места под солнцем. После выступления 20 апреля, зал поднялся и долго аплодировал исполнителям.

 

Люк Пламондон под сильнейшим впечатлением, он до сих пор не может прийти в себя после успеха "Стармании" в Москве.
«Невероятно! В течении двух часов ни я, ни Мишель Берже, сидевший рядом со мной, не могли понять, понравится зрителям или нет. Они смотрели, слушали, заглядывали в программки. В конце они все встали и разразились аплодисментами, которые не смолкали в течение десяти минут. Мы о таком даже не мечтали. Впервые "Стармания" была представлена на суд зрителю, который не знает французского языка. Все, что у них было, чтобы понять сюжет, это краткое описание и имена исполнителей в программках. И это стало огромным событием».

«Мы спрашивали себя, не стоит ли нам вернуться через год-другой с русской версией мюзикла. Это была первая рок-опера, которую они видели. Но для них французский язык, как язык культуры, оказался важнее английского. Интерес был действительно немалый. Им нравилось изящество всего, что приходит с Запада. Мы дали пять представлений в Москве, в концертном зале "Россия", что эквивалентно залу Wilfrid-Pelletier (3.000 мест), а также пять спектаклей в Ленинградском театре "Октябрь" (4.000 мест). Все билеты были проданы, и на каждом спектакле за дверьми были люди, пытающиеся купить билеты. Таким образом, около 35.000 зрителей добавилось к тем 600 тысячам, которые увидели "Старманию" с момента возобновления показов в Theatre de Paris, затем в Marigny и во время гастролей.»

«Месяц назад студия грамзаписи "Мелодия" должна была выпустить пластинку "Стармании". Фактически она вышла только вчера, но в размере 50.000 экземпляров, а не 5.000, как предполагалось раньше. В антрактах люди стояли в огромных очередях, чтобы купить эту пластинку»

«Такого мы не ожидали. Нас встретили в аэропорту так, будто это Майкл Джексон. Там было и телевидение, и лимузин, и сопровождение в отель. А сама премьера прошла без единой технической неувязки»

 

По материалам "La Presse", 1990 г.