Что касается различных версий Стармании – их все я или видела, или слышала, или и то, и другое. Поэтому хочу сказать: за 25 лет со дня создания этого замечательного мюзикла, версия, прошедшая вчера вечером во дворце искусств (которая повторится и сегодня вечером), была самой прекрасной версией Стармании среди всех когда-либо поставленных.

Однако было удивительно: нужно ли было на самом деле просить оперных певцов исполнить арии популярной рок-оперы Мишеля Берже и Люка Пламондона? После всех тех замечательных эстрадных голосов и рока, которые являлись её воплощением на продолжении многих лет, зачем понадобилась симфоническая версия?

Скорее всего дело именно в симфонии. В исполнении Оркестра Монреаля под нескрываемо энтузиазным руководством дирижёра Jacques Lacombe, музыка Берже наконец-то получила звучание, достойное короля, которое она заслуживала.

Мишель Берже был классическим композитором, что подтверждается его встречей в США в начале семидесятых с Ирой Гершвином (либреттистом The Man I Love и автором I Got Rhythm, братом Джоржа Гершвина).

Впрочем, именно мотивы Гершвина звучали так часто вчера вечером. Черпая так много из звуков An American in Paris, Rhapsody in Blue и Porgy and Bess, технический организатор Simon Leclerc с огромным успехом переместил Старманию в мир классики. Даже более ритмичные арии превзошли все ожидания: Ce soir on danse а Naziland звучит как шествие в Болеро Равеля, медленно развиваясь и перерастая в военный марш – очень эффектно.

Уберите со сцены синтезаторы и заранее записанные скрипки предыдущих версий и замените струнами которые дрожат, духовыми инструментами, которые нагреваются, литаврами – тем, что в конечном счёте даёт намного больший эффект, чем электро-аппаратура, и что отлично гармонировало с прекрасными голосами Marie-Josеe Lord, Lyne Fortin, Marc Hervieux, Gino Quilico...

Стоит заметить, что эти молодые квебекские исполнители выросли со Старманией, как и все, кто живёт здесь.

Очень хорошо показал себя художественный советник Robert Marien, который добился простых, но эффективных декораций, подчёркнутых прекрасным освещением. И конечно же артисты: Renee Lapointe в роли Садьи, травести "с шевелюрой цвета лазури", Hervieux в роли бизнесмена, Quilico, рокер, Marie-Josеe Lord, одетая в потрёпанную юбку и с причёской "колючками", и Lyne Fortin - Yma Sumac скрещенная с Norma Desmond, - они были восхищены тем, что играют эти роли, и по-настоящему "играли".

И, как и во всех версиях Стармании, герои, которые растрогали публику сильнее всего, были Мари-Жанна, официантка "Подземного кафе", и Зеро Жанвье, бизнесмен.

25 лет назад эти роли исполняли Fabienne Thibeault и Claude Dubois, которые потрясли публику. Вчера это были голоса Marie-Josee Lord, простой и жалобный, и Marc Hervieux, мощный и выразительный, – они тронули зал. Глаза многих людей наполнились слезами на песне Le monde est stone, которая всё ещё остаётся песней людей, лишённых всего, живущих без любви, интересной работы, и того, ради чего стоило бы жить на земле. А теперь представьте эту атмосферу, наполненную переливающимся голосом Marie-Josee Lord и звуками арфы. В тот момент можно было позволить себе умереть...

Хотя роль и арии Джонни Рокфора не являются самой сильной стороной Стармании, но Gino Quilico удалось извлечь из них всё самое лучшее (хотя SOS d'un terrien en detresse в исполнении Bruno Pelletier всё же остаётся наилучшим вариантом). Также нужно отметить выступление баритона Dominique Cоtе в роли Зигги и Renee Lapointe а роли Садьи.

Невозможно описать вольное исполнение Ego Trip, арии, которая никогда не была выдающейся, но в которую Lyne Fortin и Marc Hervieux вложили столько юмора и шалости, что никто не мог сомневаться в том, что это затмило Reine de la nuit и Vesti la giubba в настоящей схватке двух эго. Забавно!

Замечательной явилась идея сделать Зигги персонажем, который больше не хочет быть рок-певцом, а хочет стать... оперным исполнителем с оркестром и всем соответствующим. А то, что Simon Leclerc не постеснялся включить в исполнение то там, то тут некоторые технические вокализы, что даёт более острое восприятие финалов арий, придавало некоторым песням куда более драматический оттенок, нежели предыдущие версии.

Добавлю, что Люк Пламондон, присутствовавший вчера вечером, был так же переполнен эмоциями, как и зал. Этот проект заслуживает того, чтобы быть возобновлённым.

Хочется верить, что через 12 лет после своей смерти, Мишель Берже всё-таки заглянул в театр искусств вчера вечером, чтобы услышать свой шедевр в грандиозном исполнении.

 

Marie-Christine Blais, 20 ноября 2004 г.
По материалам cyberpresse