Я потрясен тем, что услышал этим вечером (среда, 17 ноября)!
Стармания, этот широкоизвестный мюзикл, прошел со дня своего создания путь от рока к классике! Его предназначение - большая лирическая сцена, которая предполагалась уже авторами. Этот дебют, эта новая постановка заставила публику онеметь, ту публику, которая знала и слова, и мелодии наизусть! Успокойтесь, песни остались теми же, слова практически не изменились (только небольшие поправки на современность: "...quand viendra l'an 2000, on aura 40 ans devient..." - это вместо "...c'est deja l'an 2000, on n'aura plus 20 ans..."; также была отменена строчка в Monopolis всвязи с вопросом об аэропорте Mirabel в Монреале ("Mirabel ou Rossi..."), который закрылся в прошлом году). Шокирует расположение оркестра, магистрального и импровизирующего, который освещает ноты и оживляет их (чистые инструментальные сочетания и "gershwiniens" (Porgy and Bess как никогда близки, когда появляется Мари-Жаннa), используя мотивы барокко (слова Зигги: "J'veux еtre un chanteur barock!"), Моцарта, итальянской музыки (отрывки из арий Reine de la nuit и Pagliacci в Ego Trip) и даже джаза и фокстрота (чувствуется американское влияние), которые особенно сильно проявляются в Le Blues Du Businessman, арии, которую даже John Williams не смог бы написать с большей помпезностью, и в которой симфоническое оглушающее звучание создает анархизм, который может все!

Итак, в первую очередь хочу выразить своё почтение Simon Leclerc, создателю оркестровки, руководителю и воссоздателю этого прекрасного "повторного чтения" классики поп-музыки. Симфонический оркестр Монреаля, под управлением очень серьезного Jacques Lacombe получает мое самое большое признание, так как он заставил это звучать магически.

Поговорим о певцах. Речь пойдет о лучших и худших из них.
Давайте вначале о худшем из худших - Gino Quilico, баритоне, который знавал часы славы в начале 90-х, но вот уже 2-3 года как предаётся популярной музыке, очевидно, по меркантильным причинам. Еще мягко будет сказано, что господин Quilico по-настоящему упал лицом в грязь в роли Джонни Рокфора. Он не только не знал своего текста (столько приостановок и напевания вполголоса!), но и звучание голоса в некоторые моменты было действительно плохим. Я очень сомневаюсь в том, что его репутация оперного певца останется прежней после катастрофы, произошедшей в сцене l'Air d'un Terrien en dеtresse (голос был неуверенным и дрожащим, его практически не было слышно).

У Raphaelle Paquette (Кристаль) была только ее внешность и замечательное владение телом. У красивой светловолосой Raphaelle нет голоса. Зато она прекрасно знала слова и много раз спасала своего партнера. После увертюры, грандиозной и потрясающей, Paquette первая появилась на сцене с арией Monopolis. И как это испортило впечатление! Произношение мягкое, голос негибкий и тусклый. Paquette отвратительно открыла спектакль и столь же ужасно пела весь вечер. Эта певица - не певица, она совершенно бездарна. Ее присутствие на большой сцене - темное дело (речь не об очередной сплетне, а о проверенном факте).

Lyne Fortin создала очень интересный образ Стеллы Спотлайт: еще красивая и гибкая, с несколькими лишними килограммами, голос ее богат и мощен, чист и чувствителен. Fortin прирожденная трагическая актриса - роли женщин, отмеченных судьбой, всегда были ее сильной стороной и приводили в восторг ее поклонников. Fortin и Marc Hervieux (Зеро Жанвье) - лучшее из того что там было! Они изображают своих персонажей с апломбом и пониманием. Ария Les Adieux D'Un Sex Symbol в интерпретации Fortin может и не останется в истории (я всё же предпочту ей постановку Starmania Mogador'94 с Patsy Gallant), но вот дуэт Ego Trip - он останется! Здесь были продемонстрированы такие головокружительные голосовые подвиги, что могли бы затмить двух "героев классического репертуара", арии: Der Helle Rache kocht in meinem Herzen ("Волшебная флейта" Моцарта) и Ridi Pagliaccio ("Паяцы" Леонкавалло). Их мастерство сделало этот дуэт, который я всегда считал банальным, настоящей находкой.

И находка всего представления (по крайней мере для тех, кто никогда раньше не слушал оперу) это конечно Marie Josee Lord (Мари-Жанна). Я могу утверждать что это была одна из лучших Мари-Жанн! Голос был настолько выразительным, что иногда волновал до слез. Буквально! На протяжении всей моей карьеры меломана я никогда не слышал столь неистовых оваций публики в честь певца или певицы. Complainte De La Serveuse Automate была спета откровенно как никогда. Был лишь один потерянный момент, но его перехватил Зигги и перевел внимание зрителей на себя. Овации для Lord длились 10 минут. Это был момент, который я не забуду никогда!

Я ухожу, усталость сказывается и мысли исчезают. Но звук еще живет, как впечатление этого вечера, который превзошел все мои ожидания.

Будем надеяться что эта новая версия Стармании достигнет успеха столь же большого и заслуженного как и оригинальная версия.

Спасибо, Simon Leclerc!

 

19 ноября 2004 г.
Перевод с французского - Brunomashka